Луи-Франсуа Картье (Louis-Francois Cartier)

Луи Франсуа Картье родился в 1819 году. Его отец владел мастерской, которая выпускала рожки для пороха. Луи Франсуа очень рано потянуло к искусству, особенно – изобразительному. Поэтому отец отдал мальчика «в науку» к Адольфу Пикару, ювелиру из Парижа. Мать Луи Франсуа была очень недовольна этим. Она считала, что порох более надежен, чем золото: спрос на порох не падает никогда, а золото – только для королей. Адольф Пикар научил Луи Франсуа всему, что знал сам. Мальчик был трудолюбивым и обладал даром настоящего художника. В 1847 году 26-летний Картье купил мастерскую Пикара и начал работать по заказам. Спустя шесть лет в Париже появилась еще одна мастерская, открытая Картье.

Предприятие недолго ждало своего успеха. Через две недели после открытия в лавку вошла дама, внешний вид которой говорил о том, что голубые крови ей не чужды… Это была подруга принцессы Матильды, племянницы Наполеона Бонапарта, – графиня Ньеверкерк, но Картье об этом, конечно, не знал. Графиня купила у ювелира три брошки. С этих брошей и начался звездный путь ювелира.

Графиня была покорена открытым ею мастером. И, как все женщины, поделилась находкой с подругами. А подругами были вышеупомянутая принцесса Матильда (по мужу – княгиня Демидова) и императрица Евгения, супруга Наполеона III. Женщины были в восторге от нового ювелира – за три года они купили у него около 150 украшений. Эта сиятельная троица рекламировала Картье всем своим знакомым. Так клиентами ювелира стали многие придворные…

Спрос на украшения в те времена был большим: Наполеон III хотел возродить великолепие королевского двора после войн и волнений, поэтому часто устраивал балы и приемы. Естественно, выглядеть на таких мероприятиях нужно было соответственно. Картье покровительствовала сама принцесса Матильда, а императрица Евгения даже заказала у него серебряный сервиз.

Картье не ограничивался только украшениями: он изготавливал флаконы для духов, сумочки, пряжки. Падкие на все красивое французы наперебой делали заказы, а все европейские королевские семьи имели счет в его магазине.

“Cartier” – это бренд династии ювелиров. Луи Франсуа передал свои знания и предприятие сыну Альфреду, который возглавил его в 1874 году – в непростое время, когда провозгласили Третью Республику и на смену аристократии пришла буржуазия. Конечно, новый класс только строил свое благосостояние. Многие фирмы разорялись, и Альфред изо всех сил старался сохранить семейное дело. Он сделал ставку на сохранение стиля и традиций марки: по-прежнему тщательно исполнял заказы, искал новых клиентов, вовремя оплачивал счета. Альфред показывал клиентам свою стабильность и успешность. И это сработало! В 1989 году Картье открыл свой новый салон на улице Ла Пэ – там, где располагались самые роскошные магазины Парижа.

У Альфреда, в свою очередь, было три сына, три наследника семейного дела – Луи Жозеф, Пьер Камилл и Жак Теодуль. Собственно, именно третье поколение Картье сделало бренд своей семьи мировым.

Пьер взял на себя обязанности расширять контакты с Россией и США. В России Пьер конкурирует с Петером Карлом Фаберже. Магазин “Cartier” в России так и не открылся, но заказ от Николая II получить удалось. Более того, Картье стали официальными поставщиками  украшений российского двора.

Пьер смог войти и в высшие светские круги Америки: он привлек к бренду внимание крупных финансистов и промышленников США (среди них были Рокфеллеры, Форды, Вандербильты и Гоулдсы), женился на Эльзе Рамзей, которая была дочерью крупного магната, чем еще больше укрепил свои позиции в Америке.

Жак также отправился за пределы Франции – его целью стали страны Персидского залива. Вернее, не сами страны, а их жемчужины. А в Индии Жак смог убедить многих богатых людей в том, что платиновая оправа для камней, изготовленная по эскизам его брата, — самая лучшая оправа.

Пьер и Жак работали на продвижение бренда. Они были предпринимателями – недаром историк Ханс Надельхоффер писал о Пьере: «Это был человек большого прагматического ума, рожденный для того, чтобы стать бизнесменом». Но главную роль в успехе все-таки сыграл Луи Жозеф – именно он изготавливал чудные украшения, которые пользовались успехом, и сделал все, что стало залогом успеха бренда “Cartier”.

Луи Жозеф стал компаньоном отца еще в 23-летнем возрасте. Именно он сделал изделия шикарными, наделил их магией и аурой. Луи Картье смог противостоять модерну (которого очень не любил) и изготавливал украшения в стиле роскошного XVIII века, которые пленяли покупателей. Он возродил стиль времен Людовика ХVI – стиль «Guirlande», позволяющий скрыть крепления между камнями. Такие украшения пользовались огромным спросом. Луи Жозеф заочно учился искусству эмали у самого Фаберже, изучая его работы. Его самая знаменитая работа – кольцо «Тринити», состоящее из трех колец белого, желтого и красного золота.

Когда-то Луи Франсуа впервые использовал платину в качестве рабочего материала. Он же предложил броши в виде животных – до него анималистический стиль в украшениях считался моветоном. Его внук Луи Жозеф сделал не меньше – он предложил первые наручные часы для мужчин (до этого наручные часы воспринимались только как женский аксессуар).

Альберто Сантос-Дюмон, авиатор-любитель из аристократического семейства, обратился к ювелиру с просьбой: не мог бы он придумать такие часы, на которые можно было бы смотреть во время полета? А то, знаете ли, очень неудобно одновременно держать штурвал и искать часы в кармане… Картье придумал модель «Santos». Общественность ахнула и принялась скупать мужские наручные часы. Видя всеобщий восторг, «Cartier» начинает сотрудничество со швейцарскими часовыми компаниями и работает над дизайном: в 1915 году появились часы с квадратным корпусом.

«Cartier» стал самым знаменитым ювелирным брендом. Братья поставляли украшения ко двору Франции, Португалии, России, Италии, Румынии, Египта, Греции… Английский король Эдуард VII назвал Картье «ювелиром королей, королем ювелиров». Титул прижился: по сей день выставки «Коллекции Картье» проходят именно под таким названием.

Уникальность украшений, созданных руками Луи Франсуа (он никогда не повторялся), роскошность стиля Луи Жозефа, новшества, введенные в ювелирную моду тремя поколениями Картье – все это сыграло на пользу бренда. Но, конечно, без грамотного управления выход компании на мировой уровень был бы невозможен. И здесь сыграли свою роль Жак и Пьер.

Пьер, живший в Америке, в 1909 году решил открыть в Нью-Йорке магазин “Cartier”. Так на Пятой авеню американцы смогли приобрести фирменные украшения. Вообще-то, Картье как бренд уже были известны в Америке еще с 1870-ых годов, поэтому магазин встретили с распростертыми объятиями. Жак встал во главе лондонского представительства “Cartier”.

Торговая марка “Cartier” зарегистрировалась только в следующем, 1910 году. Тогда же на свет появился логотип компании, представляющий собой такой желанный для многих вензель из двух “С”…

Париж, Лондон, Нью-Йорк – эти три города стали тремя «посольствами» бренда. Братья хорошо понимали, что каждый город и страна имеют свои особенности и потребности. Поэтому на изделиях из каждого города красовался не общий логотип “Cartier”, а свой собственный: “Cartier Paris”, “Cartier London” и, соответственно, “Cartier New York”. Конечно, украшения для каждого из городов отвечали художественным вкусам страны. Как Картье удалось этого добиться? Очень просто. В каждом из городов у Картье был свой «Иван Сусанин», который вел их не в болото, а на вершину. Это были персонажи из светского общества, которые стали советниками ювелиров, просвещавшие их относительно предпочтений местной элиты: Жанна Туссен в Париже (светская дама, подруга Коко Шанель), Бони де Кастельян в Лондоне (английский денди французского происхождения) и Жюль Глензер в Нью-Йорке. Жюль имел большой круг знакомых среди банкиров, магнатов, звезд Голливуда и политиков. Благодаря его связям, бренд “Cartier New York” быстро завоевал популярность среди элиты американского общества.

После смерти Луи Картье (он скончался в 1942 году), “Cartier” возглавил Пьер. Однако уже в конце 40-ых годов передал правление в руки сына Луи Клода, а сам возглавил уже привычный и родной ему “Cartier Paris”.

Пьер прожил дольше своих братьев: он умер в 1965 году. Вместе с его смертью в Дом “Cartier” пришел раскол: Дом распродали по частям. Три кита – “Cartier Paris”, “Cartier London” и “Cartier New York” — теперь плавали в разных морях. К счастью, их разделили ненадолго. Уже в 1972 году “Cartier” снова стал единым.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Добавить изображение